ГВАРДИЯ ОКТЯБРЯ. МОСКВА

  

к оглавлению
назад < ^ > вперед

Люсик Артемьевна
ЛИСИНОВА

    Лисинова Люсик Артемьевна

Лисинова Л. А. (настоящая фамилия Лисинян)
(1897—1917),
организатор союзов рабочей молодежи,
активная участница Октябрьской революции
в Москве. Член КПСС с 1916 г .
В 1916—1917 гг.— студентка Московского
коммерческого института, партийный пропагандист
на заводе Михельсона, фабрике Брокар и Даниловской
мануфактуре. После Февральской революции —
секретарь Замоскворецкого Совета, один из
организаторов Союза рабочей молодежи
« III Интернационал». В дни
октябрьских боев в Москве — разведчица ВРК.
Погибла на улице Остоженке
при выполнении поручения Замоскворецкого ВРК.
Похоронена на Красной площади
у Кремлевской стены.

*
*
*


С мечтой о будущем 1

    9 мая 1917 года Люсе исполнилось 20 лет. Но в этот день ей было грустно. Всегда в этот день домашние, кто как мог, проявляли к ней внимание. Вечером за столом, где стоял традиционный огромный, испеченный тетей Лизой пирог, было весело и шумно. А здесь в Москве никто не знал о дне ее рождения (она никому не сказала), и день прошел обыкновенно, как всегда, никто ее не поздравил.

    Из письма к Анаид 2

    «Пишу тебе как раз тогда, когда мне немного грустно... Ты не подумай, что у меня что-нибудь серьезное. Просто плохое настроение... Нервы у меня распустились, должно быть, так как физически немного устала, устала жить в комнате или втроем или вчетвером... Зато у меня то огромное удовлетворение, успокаивающее меня средство — работа. Я работаю очень много в смысле пропаганды... Я вижу, что у рабочего... складывается большевистское мировоззрение, т. е. ...я вижу, что это идет стихийно, снизу, что большевизм, и только он, применим на практике... Это сознание помогает мне заниматься много, много, регулировать свою жизнь (без этого работа не удается), отказывать себе от веселого общения с моими товарищами и заниматься, заниматься. Как я рада, что работа моя применялась еще в подполье, что я имею сейчас навык, что я могу сейчас работать... Пойду сейчас составлю и закуплю две библиотеки на два завода, потом приду домой и подзаймусь с соц.-дем. женщинами.

    Анаид, сколько сил, талантов таится в рабочей среде. И как они просто фонтаном брызжут этими силами... Они имеют (рабочие) преимущество класса, которому принадлежит будущее, который только что развивается, у которого пробуждается сила. Сегодня ветер, град, снег и день моего рождения. Вспомнила я, но это не беда, что плохая погода... Сейчас нужно выйти в такую стужу... Град так и зажаривает в окна и выбивает о стекла какую-то грустную, дикую, но жизненную песню, и серое небо — жалкое и одинокое. Но будет скоро солнце, распускаются почки, и последнее сомнение зимы как метлой будет сметено самой жизнью».

    ...Люсе сказали в райкоме:

    — Звонили из МК партии. Там организовался Союз молодежи. Завтра, 11 июня, состоится учредительное собрание этого союза. Они просили прийти на собрание всех молодых партийцев, тех, кто занимается у нас Союзом молодежи. Надо пойти тебе, Шуре Алексеевой, Алеше Столярову, Бакланову и Цуканову.

    На собрании 11 июня присутствовало около 200 человек. Было принято название Союза— «Союз молодежи при МК РСДРП». Организаторы Союза считали, что в него должны входить только молодые по возрасту члены партии большевиков или молодежь, разделяющая программу и тактику РСДРП(б). Союз должен был существовать при Московском комитете партии большевиков на правах отдельного района. На собрании был избран Временный комитет Союза, куда вошли по два человека от каждого района.

    ...Люся думала уехать в Тифлис к родителям в середине июня. Но выяснилось, что обязательно до отъезда ей надо присутствовать на первом общерайонном собрании Союза молодежи, которое предполагалось созвать в двадцатых числах. И не только присутствовать, но и помочь в организации этого собрания.

    Несколько раз собирали при райкоме актив рабочей молодежи с фабрик и заводов. Обсуждали основные положения программы и устава Союза, долго бились над названием. Было предложено несколько вариантов. Их шумно обсуждали и отвергали. Потом кто-то предложил:

    — А давайте назовем так: Союз рабочей молодежи « III Интернационал».

    Мысль всем понравилась. Действительно, это название сразу позволяло отмежеваться от мелкобуржуазных элементов, занимавших оборонческую позицию. Ведь отношение к III Интернационалу, который В. И. Ленин предлагал создать взамен потерпевшего крах II Интернационала, определяло политическое лицо и отдельных людей и целых партий.

    Затем были проведены собрания молодежи на предприятиях района. На некоторых из них выступала Люся.

    Из воспоминаний старых рабочих завода Михельсона:

    «Передовые молодые рабочие завода Михельсона А. Бакланов, В. Цуканов, А. Андреев вместе с направленными райкомом Люсей Лисиновой, Леной Троицкой и Алешей Столяровым оформили организационный комитет для создания районной организации Союза. Они понесли идею Союза в среду молодых рабочих и работниц Замоскворечья. В. Цуканов помог организовать ячейку Союза на станкостроительном заводе Бромлея (ныне «Красный пролетарий»), С. Ригосик — на кондитерской фабрике «Эйнем» (ныне «Красный Октябрь»). На первом собрании молодежи парфюмерной фабрики Брокара 3, состоявшемся на Воробьевых горах, выступали А. Бакланов и Люся Лисинова» 4.

    Наступило 24 июня. В этот день должно было состояться общерайонное собрание Замоскворецкого союза рабочей молодежи. Помещение кинотеатра «Великан» на Серпуховской площади заполнено юношами и девушками — рабочими и учащимися.

    Молодежь заслушала доклад представителя райкома партии, в котором освещалось положение молодежи, ее участие в революционной борьбе. Было принято название новой организации — Союз рабочей молодежи « III Интернационал» Замоскворечья. Долго спорили об уставе. Высказано было три точки зрения. Одни (их было немного) предложили вообще никакого устава не принимать. Но эта точка зрения была сразу отвергнута большинством собрания. Другие считали, что в Союз надо принимать только одних рабочих, а учащихся и интеллигенцию — нет. После долгих споров и это предложение было отвергнуто, как негодное. Собрание согласилось с выступлением михельсоновцев, которые предложили такую согласованную с райкомом партии резолюцию:

    «Союз рабочей молодежи должен быть доступен для всей трудящейся молодежи, которая активно принимает участие в работе Союза, которая безоговорочно подчиняется большинству, выполняет все решения Союза и борется за их проведение в жизнь».

    Затем выступила Л. Лисинова. Она рассказала об Апрельской конференции, подробно остановилась на докладе В. И. Ленина, а затем говорила о задачах Союза молодежи. Яркое, страстное выступление Люси надолго запомнилось тем, кто его слышал.

Из воспоминаний Анаид

    «В начале лета Люся приезжает домой окончательно сформировавшимся большевиком, вместе со своим товарищем Алешей Столяровым.

    Сейчас же после первых поцелуев, еще не напившись чаю, Люся вступает в политический спор с Оником 5 (он тогда был интернационалистом). Вопросы ставит резко, прямо, в упор. Мама с горечью смотрит на Люсю, на ее несколько упрощенный— «нигилистический»—вид и поведение: ходит босиком, не досиживает за обеденным столом и другие бытовые мелочи. Алеша ходит по-молодому насмешливый, демонстративно не считающий нужным встревать в разговоры... Люся и Алеша в то время были только товарищами по работе... Я все же надеялась, что страсти несколько улягутся и мы с Люсей найдем общий язык».

    Но недолго пришлось Люсе погостить у родных. Остались неосуществленными почти все задуманные планы дальних прогулок. До Тифлиса дошли вести о предательстве меньшевиков и эсеров и расстреле в Петрограде июльской демонстрации.

    Могли ли Люся с Алешей в эти тяжелые для партии дни продолжать спокойно отдыхать? Они решают немедленно возвратиться в Москву.

    ...В вагоне состоялся между ними тот разговор, которого они оба так давно ждали. Они говорили о том, что должны стать друзьями самыми близкими и самыми искренними.

    —  Но не только друзьями, больше чем друзьями, да? — спросил Алеша.

    —  Да...— ответила ему Люся.

    ...Если бы Люсе сказали, когда она уезжала домой в конце июня, что пройдет всего лишь несколько дней и все так изменится в политической жизни страны, она не поверила бы. Никогда не поверила бы, что за такой короткий срок можно свести на нет все завоеванное народом в Февральской революции...

    В конце июля в помещении Замоскворецкого райкома партии большевиков заседал партийный актив. Выступил Н. Семовских — активный большевик Замоскворечья и член МК большевиков. Он сообщил, что рабочие целого ряда заводов вынесли на своих собраниях резкие резолюции протеста против введения на фронте смертной казни, против гнусной клеветы и травли большевиков. Затем он подробно изложил и прокомментировал основные положения новой ленинской статьи «Политическое положение».

    Теперь уже нечего надеяться на мирное развитие революции, сказал он, потому что двоевластие кончилось, контрреволюция организовалась, укрепилась и фактически взяла власть в государстве в свои руки. Теперь нам надо готовиться к вооруженному восстанию. Давайте подумаем, как мы будем работать. Московский комитет рекомендует временно воздержаться от устройства уличных митингов и демонстраций.

    —  Почему? — раздался голос с места.

    — А потому, чтобы не создавать повода контрреволюционным элементам учинить какую-нибудь новую провокацию: расстрел или избиение рабочих... Московский комитет предлагает новую тактику: весь центр агитационной работы перенести непосредственно на фабрики и заводы.

    Далеко за полночь затянулось это собрание. В числе других решений было принято и такое: постараться там, где это возможно, устроить агитаторов-большевиков на штатные должности секретарей фабричных и заводских комитетов. Таким образом, они все время, будут в самой гуще заводской жизни и им удобнее будет осуществлять там свое влияние.

    Из письма к Анаид 6

    «Думаю поступить секретарем в заводской комитет к рабочим. Это та же партийная работа, на которую будет уходить столько же времени, но только платная...»

    ...В райкоме и на собраниях актива обсуждали решения VI съезда партии.

    Жадно слушала вся замоскворецкая партийная молодежь рассказ о съезде, о том, что он вынес решение готовиться к вооруженному восстанию. Оказывается, съезд специально рассматривал и вопрос о союзах молодежи, потому что они стали возникать не только в Петрограде и Москве, но и в других городах страны.

    Резолюцию VI съезда «О союзах молодежи» юные москвичи перечитали много раз, вдумываясь в каждое слово: «Партия пролетариата, в свою очередь, отдает себе отчет в том огромном значении, какое рабочая молодежь имеет для рабочего движения в целом.

    Съезд считает поэтому необходимым, чтобы партийные организации на местах обратили самое серьезное внимание на дело организации молодежи» 7.

    Съезд указал, что надо создавать беспартийные союзы молодежи, организационно не подчиненные партии, «а только духовно связанные» с ней и работающие «под ее идейным руководством». Надо стремиться к тому, чтобы организации эти с самого своего возникновения приняли социалистический характер. Далее съезд принял решение о создании курсов инструкторов по организации и руководству союзами социалистической молодежи.

    Из письма к Голе 8

    «Сейчас занимаюсь двумя вопросами, по которым должна прочесть цикл докладов для с[оциал]-д[емократов] при нашем клубе: «Женский вопрос» и «Империализм». По первому я уже много читала, так что надо просмотреть книги и собрать новый статистический материал, а по второму надо здорово подзаняться... Настроение стало хорошим из-за интересных занятий».

    Готовясь к докладам, Люся вечера просиживала в Румянцевской библиотеке 9, а все дни напролет проводила на заводе Михельсона или на Даниловской мануфактуре. Она была в курсе всех начинаний, к ней постоянно обращались за советом из ячейки Союза молодежи, она часто присутствовала на собраниях партийной ячейки.

    Из письма к Анаид 10

    «По вечерам много читаю, занимаюсь, составляю доклады. На моем попечении два больших завода (по шести тысяч человек), там большинство женщин, и я два раза в неделю читаю там доклады. Моя цель состоит в том, чтобы дать им основу, канву, по которой они сами потом смогут вышивать узор; фундамент, чтобы они могли бы понять потом программу партии...»

    В начале августа в Союзе молодежи « III Интернационал» возникла идея создать свой молодежный журнал и назвать его «Интернационал молодежи». Но где взять деньги? Решили обратиться к испытанному средству: организовать среди рабочих кружечный сбор.

    Вечером в столовке Цуканов, Бакланов, Делюсин вместе с Люсей, Катей Кармановой и Леной Троицкой составили текст воззвания:

    «Высоко держа красное знамя революции, рабочий класс идет вперед к заветной цели, отвоевывая у буржуазии позицию за позицией... Он бы заранее обрек себя на неудачу, если бы забыл о тех, кому суждено замещать выбывших из строя,— о детях своих, о рабочей молодежи...

    Буржуазия посредством своих наемников стремится систематически развращать нашу молодежь — нужно помешать этому... Дать рабочей молодежи материал для чтения по всем отраслям знания, способствовать нашему Союзу выполнять трудную задачу, которую он перед собой ставит. Собирание рабочей молодежи, сплочение ее, быть своим органом для юных рабочих и работниц — вот какие перед собой ставит задачи издаваемый нашим Союзом журнал «Интернационал молодежи»... Наша пролетарская гордость не позволяет нам обращаться за милостыней к обывателям и тем более к сытому буржуа. К вам, лишь к вам обращаемся мы, товарищи рабочие,— исполните свой долг перед рабочей молодежью...

    Когда у вас на заводах появятся наши товарищи с кружками, способствуйте сбору в пользу нашего журнала и Союза... Помните, что освобождение рабочего класса есть дело самих рабочих».

    В Москве создалась напряженная обстановка. Контрреволюция, собирая силы, решила созвать в Москве 12 августа Государственное совещание. Оно должно было одобрить политику империализма и контрреволюции.

    Дружной 400-тысячной забастовкой протеста ответил московский пролетариат на контрреволюционное Государственное совещание.

    Из письма к Анаид 11

    «12-го числа профсоюзы, мы и интернационалисты устроили забастовку... Теперь настроение не только у рабочих масс, но у всех здоровых социалистических элементов боевое, приподнятое, деловое и энергичное».

    Через две недели после Государственного совещания в Москву пришло известие о том, что генерал Корнилов двинул войска на Петроград. Ясно было, что буржуазия на этот раз готовит уже открытую военную диктатуру.

    Рабочие с гневом и возмущением отнеслись к этой авантюре, правильно разгадав в ней попытку задушить и потопить в крови революцию.

    Из письма к Анаид 12

    «...В Москве готовится нечто ужасное, подобное июньским дням в Париже и концу Парижской коммуны со стороны контрреволюции... Может, это будет сегодня, завтра — не знаю. Партийные комитеты уже в подполье».

    Однако чаяниям контрреволюции не пришлось свершиться. Рабочие и солдаты дружно поднялись на защиту революции.

    В те дни широко развернулось формирование Красной гвардии. Но где брать оружие? Это волновало всех. Заводы и фабрики посылали в Моссовет своих делегатов с наказом: требовать вооружения рабочих.

    На заводе Михельсона была выделена делегация из шести рабочих.

    — Надо с ними послать и товарища Лисинову,— сказал секретарь партийной ячейки завода токарь Н. Стрелков.— Уж она их там убедит.

    Н. Стрелков сам начинал свою политическую деятельность в 1916 году в кружке, которым руководила Люся, и он крепко верил в силу ее умения убеждать. Завком выдал Люсе мандат 13 .

    Но меньшевистско-эсеровское большинство Исполкома Моссовета отказало рабочим в оружии.

    Тогда рабочие стали вооружаться своими средствами: выменивали у солдат, ковали на заводах холодное оружие, начиняли порохом бомбы. На заводе Михельсона тайно изготовили 150 оболочек для бомб. П. Делюсин потихоньку выносил из гильзовой мастерской маленькие мешочки с порохом. Рабочие Даниловского подрайона, входившего в состав Замоскворечья, изготовляли пироксилин.

    Партийная ячейка завода Михельсона вместе с группой рабочих тайно разобрала часть двойной стены гранатного корпуса и извлекла оттуда оружие, хранившееся там еще с марта. Револьверы и винтовки были розданы красногвардейцам. В парткоме завода и Люсе выдали небольшой револьвер.

    Газета «Социал-демократ» ежедневно бросала призывы:

    «Рабочие, вооружайтесь! Образуйте дружины!.. Солдаты к оружию!»

    Из письма к родным 14

    «Сейчас революционные войска сражаются с корниловскими под Питером. Московские революционные войска посланы на подмогу, а я сижу и думаю и не могу заснуть. Рабочие у нас в боевом порядке, готовые сражаться как на городских баррикадах, так и на полевых битвах. Подпольное оружие вышло наружу, дежурства и т. д. Мимо моего окна (я живу на окраине) проходит одна рота за другой с пением «Смело, товарищи, в ногу» и «Вихри»... Поются они теперь действительно мощно, революционно и грозно. Пусть мамочка не волнуется за меня. Я буду очень осторожна, даю слово».

    Корниловский мятеж провалился. Потерявшие последний авторитет у масс меньшевики и эсеры теперь изгонялись из Советов. Рабочие избирали туда большевиков. Уже с 5 сентября Московский Совет переходит на большевистские позиции.

    Общегородская конференция Московской большевистской парторганизации, состоявшаяся 10 октября 1917 года, записала в своей резолюции: «Конференция поручает МК принять меры к... приведению революционных сил в боевую готовность» 15.

    Начинается усиленная подготовка к вооруженному восстанию. Полным ходом идет она и в Замоскворечье.

    Владимир Файдыш, организатор Красной гвардии в районе , договорился с большевиками-солдатами о проведении военных занятий.

    —  Надо бы нам и своих санитарок иметь,— сказал как-то в райкоме В. Файдыш.— Желающих из работниц много. Но кто их будет обучать? Надо, чтобы и сама большевичкой была и медицину знала. Где искать такую?

    —  И не надо искать,— вступил в разговор К. Островитянов.— Это наша Люся Лисинова. Она же окончила курсы сестер милосердия...

    Теперь Люся почти ежедневно занималась с работницами; много среди них было и девушек из Замоскворецкого Союза рабочей молодежи « III Интернационал». Она обучала их первичной обработке ран, показывала, как надо перевязывать раненых, как класть их на носилки, как останавливать кровь...

    В сентябре МК РСДРП(б) созвал собрание партийной молодежи, на котором было принято решение, чтобы все товарищи вели работу по своим районам, помогая союзам молодежи 16 .

    После собрания состоялся долгий разговор между организаторами Союза молодежи при МК РСДРП(б) и активом молодежи из Замоскворечья. Речь шла о том, что уже во всех районах Москвы — и на Пресне, и в Хамовниках, и в Благуше-Лефортовском, и в Сокольническом и других районах — возникли союзы рабочей молодежи, которые, вслед за Замоскворечьем, приняли название « III Интернационал». Все это были массовые молодежные организации, руководство которыми было в руках большевиков. Но одновременно в Москве существовал и Союз молодежи при МК РСДРП(б), куда принимались молодые члены партии. Наличие двух параллельных союзов было нецелесообразно.

    — Союз молодежи при МК РСДРП(б) сыграл положительную роль, явился хорошей школой актива молодежных организаторов,— сказала Люся,— все это так. Но теперь надо немедленно влить Союз молодежи при МК РСДРП(б) в массовые рабочие организации. И надо срочно решать вопрос о слиянии всех районных союзов молодежи в единую общемосковскую организацию. С этим больше тянуть нельзя...

    И вот наконец 8 октября 1917 года в помещении бывшего Царского павильона Николаевской железной дороги состоялась 1-я общегородская конференция Союза молодежи. На ней присутствовали не только представители от всех районов города, но и от уездов Московской губернии — всего около 200 делегатов.

    Общегородская конференция постановила объединить все районные организации Союза рабочей молодежи « III Интернационал» и Союз молодежи при МК РСДРП(б) в один массовый общемосковский Союз, который принял название Союз рабочей молодежи « III Интернационал». Затем избраны были комитет Союза и редколлегия его печатного органа — журнала «Интернационал молодежи».

    Только что созданный общемосковский Союз рабочей молодежи « III Интернационал» призвал всех юношей и девушек выйти 15 октября на улицы Москвы с протестом против продолжавшейся империалистической бойни.

    В Замоскворецком, как и в других районах Москвы, началась активная подготовка к демонстрации. На фабриках и заводах проходили митинги и собрания молодежи, проводились беседы о значении этой демонстрации. На красных полотнищах писались плакаты и лозунги: «Долой войну!», «Мир всему миру!», «Вся власть Советам!»

    За два дня до молодежной демонстрации Люся заболела. К вечеру температура поднялась до 39 градусов.

    ...15 октября, после демонстрации молодежи, в комнату к Люсе ввалилось сразу несколько человек. Веселые, возбужденные, они наперебой рассказывали о демонстрации.

    —  Все получилось удачно,— ликовала Лена Троицкая.— И погода не подвела: вон какое солнышко горячее, прямо как летом. И народу собралось много. Прошли через Красную площадь, а потом на Скобелевской площади, около Моссовета и гостиницы «Дрезден», митинг был.

    —  А тебе подарок,— сказала одна из девушек и протянула Люсе первый номер журнала «Интернационал молодежи», выход которого был приурочен ко дню юношеской демонстрации.

    —  Но самое важное,— продолжала рассказывать Лена Троицкая,— демонстрация прошла под лозунгом «Вся власть Советам!». Это ведь первая демонстрация в Москве, после того как мы завоевали большинство в Советах. Лозунг этот вновь громко зазвучал.

    — Скоро еще не так зазвучит!..

    Из письма к Аник 17

    «Сегодня второй день, как я окончательно встала с постели. Хожу гоголем, все улыбаюсь и радуюсь положительно всем явлениям жизни... Вот нашим ребятам спасибо, все они за мной ухаживали. Все они заняты, и я все-таки очень редко бывала одна. Два дня тому назад сходила к доктору, очень я боялась, что, может, что с легкими, и с трепетом сердечным спросила доктора об этом. Какова же моя радость, когда он мне сказал, что они в полнейшем порядке и что я совершенно не должна волноваться. Уф, радостно было. Вышла я от него, а кругом сияющая осень, золотые листья, иней и прекрасное солнце, такое ласкающее и веселое и вместе грустное и прощающееся с землей. И мне казалось, что и солнце, и все люди знают, что я сегодня встала с постели, что мне весело и что у меня с легкими все хорошо.

    Ну... теперь я здорова, понимаете, окончательно. И завтра пойду на службу... Ура! Может, завтра в Питере Советы возьмут власть в свои руки... Да, конечно, потом, а может, теперь будет страшная кровавая баня... Но еще не было случая, чтобы буржуазия без боя сдала бы хоть одну свою позицию, не то что власть; так что надо с этим примириться, как с неизбежным спутником всех пролетарских революций, но зато, понимаешь, только таким образом, т. е. только нашей революцией, можно вызвать международную победоносную революцию... Ура, Аник, хорошо мне. Великое какое-то торжество так и подкатывается к самому горлу комком каким-то. Знаешь, бывает и грустно, тяжело, а все-таки хорошо. Таковы уж все мы. Понимаешь кто, наша группа, тесная группа социал-демократов».

    Райкомы партии и партячейки многих заводов и фабрик Москвы развернули большую работу среди молодежи, призывая ее принять участие в решительной схватке с буржуазией.

Из воспоминаний А. Бакланова

    «За несколько дней до Октябрьской революции товарищ Лисинова пришла к нам на завод 18 и сказала нам, что «готовится вооруженное восстание и мы должны быть наготове», а мне поручила известить все заводы о предстоящем через два дня заседании райкома совместно с представителями от заводов и сообщить повестку дня, но чтобы не проговориться. Поручение мною было выполнено со всей аккуратностью, и на заседании собралось много молодежи».

    После информации райкома, в которой разъяснялось значение восстания и задачи в связи с этим молодежи, было сообщено, что непосредственно к баррикадным боям будут допущены только те товарищи мужского пола, кому исполнилось 18 лет, а остальные смогут работать при штабе или в санитарных отрядах.

    Но сообщение это было встречено гулом недовольства.

    Сын кузнечного мастера 15-летний Павлик Андреев, работавший на заводе учеником, высказал обиду подростков:

    — Это что ж такое получается? Выходит, что нам не доверяют. А зачем же нас обучали стрелять?

    После обсуждения собрание приняло решение разрешить сражаться на баррикадах и тем, кому еще нет 18, если они прошли военное обучение и записаны в Красную гвардию.

    24 октября в помещении трактира Романова собрали экстренное заседание общемосковского Союза рабочей молодежи « III Интернационал».

    Восторженно принимается резолюция, предложенная делегатами Пресни. Она заканчивается призывом: «На улицу! К оружию! На баррикады!»

    Радостная весть о победе пролетарской социалистической революции в Петрограде была передана в Москву по телефону 25 октября. Вслед за первой вестью пришла вторая: на II Всероссийском съезде Советов образовано Советское правительство — Совет Народных Комиссаров, Председателем которого избран В. И. Ленин.

    Всем было ясно, что, потерпев поражение в Петрограде, контрреволюция надеется укрепиться в Москве и пойдет на все, чтобы не допустить победы рабочих.

    На всех предприятиях района проходят митинги. Люся 26-го и 27-го провела митинги на трех предприятиях: на Даниловской мануфактуре, на заводе Михельсона и на фабрике Жако 19 .

    ...Идет митинг на фабрике Жако. Во дворе тесной толпой стоят рабочие. На возвышение подымается Люся. Тонкая, хрупкая, она похожа на девочку. Но вот она начала говорить, и все замолкли. Ее пламенную речь с призывом к восстанию слушали затаив дыхание и старые и молодые рабочие.

    ...Ревком Замоскворечья в дни боев опирался на широкий большевистский актив. Боевыми операциями руководил профессор астрономии, участник революции 1905 года большевик П. К. Штернберг. Ему помогал В. П. Файдыш.

    — Нам нужно несколько толковых секретарей ревкома,— сказал В. Файдыш.— Я думаю, ими будут К. Островитянов, А. Гуревич и Л. Лисинова.

    Прямо после очередного митинга, еще разгоряченная и взволнованная выступлением, Люся пришла в Замоскворецкий ревком и начала работать здесь буквально круглые сутки.

    Люся принимала и записывала донесения разведки, а также донесения связных с мест сражения, активно участвовала в формировании летучих санитарных отрядов и распределяла их по пунктам. А организуя санитарные пункты, она там же, на месте, помогала оказывать первую помощь и перевязывать раненых.

    Надо было соорудить баррикады на Якиманке. Люся предложила привезти тюки с шерстью и хлопком и использовать их как удобные укрытия. Предложение одобрили. Но ехать было опасно. Только что донесли в штаб, что на Малой Серпуховской происходит стычка между красногвардейцами и отрядом белой гвардии, куда входили буржуазные сынки во главе с казачьим офицером. А за тюками надо было ехать как раз на Малую Серпуховскую. Дали грузовик и четверых солдат. Люся вызвалась руководить ими. Здесь же был Алеша. Он сказал:

    —  Я все же лучше тебя стреляю из револьвера, поеду я.

    —  Нет,— решительно возразила Люся.

    И бесстрашно отправилась в путь.

    Юнкерам удалось захватить телефонную станцию. Сообщение районов с Центральным ВРК было прервано. Вместо телефонной связи надо было наладить живую. Посылали связистов...

    —  Мы подойдем? — спросила Люся.

    —  Кто это «мы»?

    —  Студентки. Вот только оденемся понаряднее.

    Так и сделали. Люся Лисинова, Катя Карманова, Нюра Колпакова, Наташа Солуянова, Женя Зелевинская иногда вдвоем, а иногда и в одиночку ходили к Каменному, Москворецкому, Устьинскому и Новоспасскому мостам, все высматривали и доносили в штаб о передвижении в лагере белых.

    Несколько раз Люся с заданием пробиралась к Моссовету, где помещался Центральный ВРК. Надо было пройти ряд улиц и переулков, занятых юнкерами.

    В один из дней они пошли в Моссовет вместе с Наташей Солуяновой. Люся надела новое пальто, изящную шляпку.

    Показался юнкерский патруль.

    — Улыбайся и иди как ни в чем не бывало,— шепчет Люся.

    Их останавливают.

    — Проход закрыт.

    — Ах боже мой, боже мой! — восклицает Наташа.— Моя матушка будет в отчаянии, она сойдет с ума...

    — Право,— говорит Люся юнкеру,— если вы нас не пропустите, нам придется идти обратно через улицы, занятые красными. Надеюсь, вы не хотите, чтобы мы попали в их лапы? Мы еле-еле выбрались оттуда. Вот наши студенческие билеты.

    Девушки вынимают их из сумочек и, кокетливо улыбаясь, протягивают юнкеру. Он тоже улыбается, прикладывает два пальца к козырьку своей фуражки и пропускает их...

    — Сегодня уже 1 ноября,— сказал кто-то.— Шестой день боев...

    В ревкоме В. П. Файдыш и П. К. Штернберг говорили о том, что надо усилить связь с Остоженскими позициями. Там положение меняется каждый час, и надо чаще направлять туда связных.

    — Можно, пойду я? — спросила Люся.

    Наполнив перевязочными материалами санитарную сумку, она направилась на выполнение задания. Ей удалось пройти через юнкерские патрули: они принимали ее за белогвардейскую санитарку. Там же, где выходила заминка, она спокойно вынимала студенческий билет Коммерческого института. А для особенно бдительных юнкерских пикетов у Люси наготове было удостоверение, что она ходит по делам Рукавишниковского приюта.

    Люсе удалось уже дважды побывать на Остоженке и, передав распоряжение штаба на боевые позиции, вернуться обратно в Замоскворецкий ревком с донесением. Она была в радостном настроении.

    — Наверное, мы сегодня победим!..

    Красная гвардия в районе Остоженки все активнее переходила в наступление. Начала действовать артиллерия — два тяжелых осадных 155-миллиметровых орудия. И хотя юнкера отчаянно сопротивлялись, ничто уже не могло остановить наступательный революционный порыв рабочих и солдат. Но надо было все время укреплять Остоженские позиции новыми бойцами. Их посылали туда небольшими отрядами — в 5—10 человек, так легче было пробраться.

    Начальником одного из таких отрядов был большевик Макс. Люся упросила его взять с собой, если штаб отпустит.

    —Да тебя уже там юнкера приметили,— попробовал остановить ее Файдыш.

    Нет, нет, я надену другую шляпу, прикрою лицо вуалью , и меня не узнают. Разрешите мне, я пойду с ними.— Лицо ее все светилось радостным возбуждением.

Баррикады на Остоженке. Москва. Октябрь 1917 г .

Баррикады на Остоженке. Москва. Октябрь 1917 г .

    Выпросив разрешение штаба, Люся на полчаса забежала домой. Как давно она не была здесь! Последняя ночь, которую она провела в своей комнате, была, кажется, 26 или 27 октября...

    Открыла шкаф. Вот она, шляпка с вуалеткой. Да, хорошо бы переодеться во что-нибудь менее маркое. Достала серую блузку...

    1 ноября 1917 года на Остоженке белогвардейская пуля оборвала жизнь пламенной революционерки Люси Лисиновой...

    А тем временем в Москве все теснее и теснее сжималось кольцо красногвардейских войск вокруг центра, занятого юнкерами. И наконец 2 ноября последние оплоты контрреволюции пали. Был взят штаб Московского военного округа, Александровское училище. В ночь со 2-го на 3 ноября, сломив сопротивление юнкеров, рабочие и солдаты ворвались в Кремль. Это была победа, которой так ждала и до которой не дожила Люся.

...В Музее Революции хранится серая блузка, длинные рукава ее украшены буфами. На левой стороне маленькая дырочка — след от белогвардейской пули.

 

*
*
*

             

1 Из книги: Петропавловская Л. Люсик Лисинова. М., 1968.

2 Сестра Люсик, жила в Тифлисе (ныне Тбилиси). Письмо от 9/ V 1917 г .

3Ныне фабрика «Новая Заря».

4См.: Имени Владимира Ильича. М., 1962, с. 84.

5Муж старшей сестры Люсик Анаид, офицер.

6Август 1917 года, точной даты нет.

7Протоколы VI съезда РСДРП(б). М., 1958, с. 267.

8Сестра Люсик. Письмо от 17/ VIII 1917 г .

9Ныне Государственная библиотека имени В. И. Ленина.

10Письмо от 24/Х 1917 г .

11 Середина августа 1917 года, точной даты нет.

12 Письмо от конца августа 1917 года, точной даты нет.

13 Мандат хранится в музее завода имени Владимира Ильича (бывший Михельеона).

14Письмо от 29/ VIII 1917 г .

15 Партархив МК и МГК КПСС, ф. 3, оп. 1, ед. хр. 46, л . 262.

16 См.: Октябрь в Замоскворечье, с. 233.

17 Письмо, начатое 13 и оконченное 24 октября 1917 года. Аник — младшая сестра Люсик.

18 Михельсона.

19 Ныне завод внутришлифовальных станков.

к оглавлению
назад < ^ > вперед

OCR: misha811
Используются технологии uCoz